Валютный баланс банковской системы: активы растут быстрее обязательств

Аналитика,
Валютная позиция улучшается, активы растут быстрее пассивов | Bankiros.ru

Фото: bankiros.ru

  1. Иностранные активы банковской системы (требования к нерезидентам)
  2. Иностранные обязательства банковской системы (перед нерезидентами)
  3. Чистые иностранные активы банковской системы России
  4. Внутренние обязательства банковской системы в иностранной валюте
  5. Совокупные обязательства банковской системы в иностранной валюте
  6. Чистая валютная позиция банковской системы
  7. Сравнение с валютной ЧВП банковских систем соседних стран

Чистая валютная позиция банковской системы России постепенно улучшается. На 1 мая сумма ее внешних финансовых активов (требований в иностранной валюте к нерезидентам) составила $603 млрд (прирост за апрель $7,0 млрд, за период с начала года $41,8 млрд). А объем совокупных (внешних перед нерезидентами, и внутренних в виде инвалютных депозитов юрлиц-резидентов, органов управления и населения) обязательств банковской системы в иностранной валюте составил $321 млрд (роста в апреле здесь не было вообще, а за первые 4 месяца 2017-го лишь $11 млрд). Чистая валютная позиция на эту дату сложилась, в итоге, в размере $+282,4 млрд, увеличившись на $7,1 млрд за апрель и на $30,5 млрд с начала года. То есть идет положительная динамика.

Это явилось следствием как улучшения результатов внешней торговли, так и роста долларового эквивалента активов в евро и других иностранных валютах – курсовой переоценки в условиях мирового ослабления самого доллара.

Тем не менее, до докризисного уровня еще далеко: чистая валютная позиция (ЧВП) банковской системы России в середине 2014-го составляла $+350 млрд.

Иностранные активы банковской системы (требования к нерезидентам)

Объем внешних финансовых активов банковской системы в иностранной валюте, которые складываются из ЗВР Банка России и внешних активов банков второго уровня в иностранной валюте, составил в конце апреля 2017-го $603 млрд. Половина их – это иностранные долговые бумаги (в том числе ценные бумаги Казначейства США – «трежерис»). Также много валюты находится на депозитах за границей.

За апрель объем инвалютных требований банковской системы России к нерезидентам вырос на $7,0 млрд.

Больше других составляющих внешних инвалютных активов в апреле вырос объем иностранных долговых ценных бумаг и инвалютных кредитов нерезидентам.

Росту активов в долларовом измерении способствовало ослабление доллара, что в этом случае дает возможность активам в других резервных валютах, прежде всего в евро, вырасти в долларовом эквиваленте.

За первые 4 месяца года внешние нерублевые финансовые активы увеличились на $41,8 млрд. В этом периоде больше других прирос такой актив как инвалютные депозиты российских банков (включая Центробанк) за рубежом (у нерезидентов). Но и вложения в иностранные долговые обязательства тоже сильно выросли.

Объем требований к нерезидентам колеблется в узком коридоре уже более двух лет после обвального падения во сторой половине 2014-го – начале 2015-го, вызванном не только падением цен на нефть, но и санкциями, ограничившими приток западного финансового капитала в условиях необходимости обслуживать внешний долг.

Похожее было в мировой кризис 2008-09-годов, когда также упала в цене нефть и наблюдался значительный вывод инвестиционных денег из России. Но по окончании кризиса, с восстановлением цен на нефть и нормализацией мировых финансов, требования к нерезидентам российских банков стали ускоренно прирастать в течение четырех лет.

Наибольший объем внешних финансовых активов российской банковской системы был в 2008-м и 2013-м на максимумах нефтяных цен. Сегодняшний уровень – это уровень конца 2009-го – начала 2010-го.

Иностранные обязательства банковской системы (перед нерезидентами)

Обязательств банковской системы в иностранной валюте перед нерезидентами – а это внешние инвалютные обязательства Центробанка и банковской системы второго уровня в виде депозитов нерезидентов в отечественной банковской системе, обязательств по кредитам из-за рубежа и по распределенным СДР, собственных ценных бумаг в иностранной валюте на руках у нерезидентов – на конец апреля 2017-го составили $114,9 млрд, где главная составляющая – это иностранная валюта нерезидентов на депозитах в российских банках.

Обязательства банковской системы России (включая Центробанк) в иностранной валюте перед нерезидентами за апрель изменились очень незначительно: выросли лишь на $0,4 млрд. С начала же 2017-го внешних инвалютных банковских обязательств стало больше на $3,4 млрд. Что, в общем-то, тоже совсем небольшой прирост.

Из внешних валютных обязательств банковской системы больше других за апрель вырос объем кредитов и займов из-за рубежа, а вот объем инвалютных депозитов нерезидентов в российских банках заметно сократился.

То же – и за период с начала года: нерезиденты стали меньше держать своих денег в российской банковской системе, но «подкинули» ей немного кредитов и займов (здесь интересен вопрос действия санкций).

Сегодняшний объем внешних инвалютных обязательств находится на минимуме с 2010-го. Это результат трехлетнего их падения в условиях санкционного ограничения доступа российской банковской системы к рынку западного капитала: приходилось возвращать прежние долги без рефинансирования их новыми займами.

Похожая динамика была и в период мирового кризиса 2008-09 годов, но была тогда итогом схлопывания мирового финансового рынка и вывода активов в доллар США. После кризиса российские банки снова начали активное внешнее заимствование.

Пиковые объемы обязательств банковской системы России в иностранной валюте перед нерезидентами приходятся, примерно, на пиковые же моменты ее внешних финансовых активов и высоких цен на нефть: заимствование валюты в страну через банковскую систему увеличивает внешние обязательства последней, а наибольшая инвестиционная привлекательность России – именно на максимуме нефтяных цен.

Чистые иностранные активы банковской системы России

Разница между внешними инвалютными иностранными активами (требованиями к нерезидентам в иностранной валюте) банковской системы и ее обязательствами в иностранной валюте перед нерезидентами представляет собой сумму инвалютных ЧИА – чистых иностранных активов банковской системы в иностранной валюте.

Знак («+» или «-») ЧИА и их размер показывают достаточность собственных активов в иностранной валюте в стране, зависимость от внешнего финансового капитала.

В России они плюсовые (кроме преддефолтного периода 1998-го и, по-видимому, начала 1990-х). Это результат неизменно плюсового (кроме тех же периодов) сальдо текущего счета платежного баланса, когда по экономическим операциям в страну идет чистый приток иностранной валюты, больший, чем отток ее по финансовому.

На 1 мая ЧИА банковской системы в иностранной валюте составили $+488,1 млрд. За месяц они выросли на $6,6 млрд, а с начала года – на $38,6 млрд. Требований к нерезидентам в иностранной валюте за апрель стало больше, как выше сказано, на $7,0 млрд, а за 4 первые месяца года – на $41,8 млрд. Внешние же обязательства в иностранной валюте за апрель выросли на $0,4 млрд, за январь-апрель – на $3,4 млрд).

Рекордные ЧИА – наибольшее превышение иностранных финансовых активов над внешними инвалютными обязательствами – в банковской системе фиксировались, опять-таки, в периоды расцвета, максимальных цен на углеводороды.

ЧИА и Центробанка и системы банков второго уровня в России плюсовые. Хотя в остальных странах СНГ ЧИА центробанков – только положительные, а банков 2-го уровня – только отрицательные: центробанк главную часть своих валютных активов (в т.ч. ЗВР) создает внутренними, а не внешними, заимствованиями (в том числе – СВОП-приобретением валюты у банков), и поэтому внешних обязательств у него мало, тогда как банки второго уровня там, наоборот, много занимают за рубежом, меняя затем иностранную валюту на национальную для кредитования или выдают валютный кредит, оставляя в своем распоряжении небольшой объем инвалютных активов при выросшей после заимствования объеме внешней задолженности.

В России же чистый приток валюты идет по внешнеэкономическим операциям, так что нуждаемость ее заимствования меньшая. И она была бы еще меньше, если бы не значительный вывод финансового капитала за границу.

Внутренние обязательства банковской системы в иностранной валюте

Банковская система имеет также и внутренние, перед резидентами, обязательства в иностранной валюте, которые составляют инвалютную денежную массу как часть широкой денежной массы (наряду с национальной, рублевой частью). Это срочные вклады и депозиты до востребования физических и юридических лиц резидентов и органов власти в иностранной валюте, инвалютные ценные бумаги от банков (вне банковского оборота), депозиты в драгоценных металлах.

Иностранная денежная масса России состоит из остатков на инвалютных расчетных счетах и других депозитах нефинансовых и финансовых организаций и вкладов населения в иностранной валюте. Ее объем на 1 мая 2017-го – $205,7 млрд.

В отличие от внешнего, во внутреннем секторе валютных обязательств в апреле произошло сокращение – на $0,5 млрд. Однако за январь-апрель получилось увеличение внутренних обязательств банковской системы в иностранной валюте на $7,9 млрд.

Самый резкий «вход в валюту» с последующим помещением ее на депозит, тем самым увеличивший внутренние инвалютные обязательства банковской системы, случился в девальвационный период конца 2008-го – начала 2009-го. А вот в похожем периоде 2014-15-го такого не произошло: прирост остатков валютных депозитов оказался не намного больше обычного, тянущегося с 2010-го.

Совокупные обязательства банковской системы в иностранной валюте

Суммарные, внешние и внутренние, обязательства банковской системы России в иностранной валюте составили, таким образом, на 1 мая $321 млрд ($115 млрд перед нерезидентами и $206 млрд валютных депозитов организаций и населения).

За апрель их объем практически не изменился (сократился на $0,1 млрд: внешних обязательств стало больше на $0,4 млрд, но внутренних – меньше на $0,5 млрд). А с начала года – вырос на $11,3 млрд.

Исторический максимум инвалютных обязательств зафиксирован в начале 2014-го: тогда был большой объем как внешних, перед нерезидентами, так и внутренних, в иностранной валюте, обязательств. А сегодняшний уровень соответствует таковому 5,5-летней давности.

Чистая валютная позиция банковской системы

Итак, внешних финансовых активов (требований к нерезидентам) в иностранной валюте в банковской системе России на 1 мая 2017-го года – $603,0 млрд, при этом ее совокупных (внешних + внутренних) финансовых инвалютных обязательств на этот же момент – $320,6 млрд.

Разница между ними, чистая валютная позиция (ЧВП), составляет $+282,4 млрд. С начала года она выросла на $41,8 млрд, а за апрель – на $7,1 млрд.

Перед кризисом, в середине 2014-го, чистая валютная позиция была $+350 млрд.

Иностранных активов банковской системы России (требований к нерезидентам) больше ее совокупных инвалютных обязательств на 85,8%. Более низкие проценты были в самые тяжелые, кризисные времена, высокие же, наоборот, в пиковые периоды развития.

Сейчас, как видно, времена далеко не из лучших, но идет медленное улучшение, которое основано, прежде всего, на выросших за год ценах на нефть.

Рост чистой валютной позиции укрепляет финансово-банковскую систему России и одновременно является индикатором общего экономического улучшения: ВВП уже растет. А благодаря стабильному рублю идет и рост ВВП в долларах.

Сравнение с валютной ЧВП банковских систем соседних стран

Посткризисное восстановление чистой валютной позиции идет не только в России, но и в Казахстане и Украине, и причем даже более быстрыми темпами.

В Казахстане ЧВП – наибольшая. Валовых иностранных финансовых активов там на 1 мая – $97,86 млрд (активы Национального фонда плюс требования банковской системы к нерезидентам), совокупных валютных обязательств – $31,68 млрд (лишь $4,15 млрд обязательств перед нерезидентами и $27,53 млрд валютных депозитов резидентов): активы превышают обязательства на 208,9% (в 3,09 раз)

Процент ЧВП банковской системы Украины к началу мая достиг уровня середины 2010-го – не только превысив «домайданный» уровень, но и почти восстановив упавший в период правления Януковича показатель: валовых валютных активов (требований к нерезидентам) украинской банковской системы (с НБУ) в иностранной валюте на 1 мая – $25,88 млрд, обязательств в иностранной валюте перед нерезидентами – $8,65 млрд, внутренних инвалютных – $14,59 млрд. Итого инвалютных финансовых активов больше совокупных обязательств в иностранной валюте на 11,3% (первое плюсовое значение появилось недавно, до этого более пяти лет был «минус»).

Плохо дела обстоят здесь только у Беларуси: валютные обязательства (внешних – $7,04 млрд и внутренних – $12,25 млрд) банковской системы превышают валютные активы ($6,38 млрд требований к нерезидентам) в 3 раза. Этим объясняются перманентно возникающие проблемы с обслуживанием валютных долгов, которые временно уходят лишь с очередной порцией внешней помощи.

Другие статьи этого автора:

Средняя зарплата в России и странах СНГ: кто получал больше

Февральская инфляция стала рекордно низкой для этого месяца года

В марте рубль укрепился к доллару при упавших ценах на нефть

Источник: Максим СЕРЕДА, bankiros.ru

Присоединяйтесь к нам и становитесь успешными!

Самое читаемое